Эпопея одной семьи

Никакой морали, практически никаких выводов – просто напросто рассказ об одной семье, чью жизнь в следствие близкого соседства, пришлось наблюдать в течении почти всех лет.

Они дружили к тому же со школы, сидели за одной партой. Борис был старше на год, но в свое время остался на 2-й год, и пришел в тот класс, где училась Наталья. В первую очередь они были соседями по парте, затем он стал носить ее портфель, вслед за тем как выяснилось, что они – 1-я любовь друг друга. Так гласит семейная легенда. По истечении 8 класса (в таком случае учились 10 лет) Борька ушел в ПТУ, Наталья же осталась в школе и окончила 10 классов. Он встречал ее по истечении школы, а затем они гуляли вечерами. Отец с матерью считали их женихом и невестой.

Потом его забрали в армию, она на совесть его ждала, училась в техникуме, работала. Когда Борис вернулся, приняли решение, не откладывая в долгий ящик, сыграть свадьбу. Так они поженились.

Тут следует немного отвлечься от молодых супругов, для того, чтобы поговорить про их семьях. Как-то так сложилось, что и у Натальи, и у Бориса отец с матерью были выходцами из Белоруссии. Ее мать работала продавцом в Доме одежды, папа, как в таком случае говорилось, работал в органах, потом ушел в какое-то строительно-монтажное управление, был ветераном Отечественной войны.

Отец Бориса был рабочим, элитой рабочего класса, мастером золотые руки. Мать образования не имела, работала то кладовщицей, то уборщицей. Встретились они на фронте, отец Бориса оставил первую супругу и 2-х детишек, женился на своей боевой подруге. Сын появился на свет, когда матери было 33 года. Больше у них детишек не было, и единственный сын стал светом в окошке, смыслом жизни, самым лучшим.

Хотя, понятное дело, все было мало не так. И, для начала поскольку Борька начал рано выпивать. Ну, вот так ему хотелось и чрезвычайно нравилось. Как-то само по себе сложилась корпорация приятелей — ровесников, у которых было подобное же увлечение.

Но вернемся к юным. По истечении свадьбы они поехали в свадебное путешествие куда-то на юг. Начиналась семейная жизнь. Жили они в первую очередь в некой квартире с родителями Бориса. Наталья устроилась работать в это же строительное управление, где работал ее папа. Через некоторое промежуток времени она на работе получила малосемейку, которую предприимчивая свекровь стремительно обменяла на полноценную однушку в этом же девятиэтажном доме, где жили они лично.

Так и стали жить: отец с матерью на 7 этаже в двухкомнатной, молодые на шестом — в однокомнатной. К этому времени у молодых появилась на свет дочь. Ее тоже назвали Наташей. В настоящее время одна была Наталья, мама, а 2-я Наташка — «мелкая». Разумеется, что огромную часть заботы о ребенке взяла на самое себя свекровь. Никто особо не сопротивлялся этому. Интереснее было собирать компании, ходить по гостям, чем сидеть дома с ребенком.

Но тут стали происходить довольно необычные вещи: молодые все больше проводили времени порознь, у каждого из которых появилась своя жизнь. У Натальи возникли увлечения на стороне, Борис стал бывать трезвым все реже и реже. «Виноваты» в данном были, понятное дело, приятели, тяжелая работа, по истечении которой надо было «снимать стресс», гаражное сообщество, где каждому в
каждом гараже делают предложение выпить.

Особым «событием» в это промежуток времени стали семейные вечера, когда юная супруга готовила «роскошный» ужин, а молодой супруг производил покупку для него бутылку водки. Распив ее на 2-х с самым большим удовольствием, муж и жена отправлялись спать. Считалось, что не что иное как семейная жизнь. Стремиться к чему-либо было вовсе не обязательно.

Все материальные блага добывались родителями. Натальина мама обеспечивала одеждой, его отец с матерью – товарами, как в таком случае называли, повышенного спроса и роскоши. Машина, мебель, дача – все было получено или куплено по ветеранской очереди. Наличные средства тоже систематично давались родителями, для того, чтобы детям не по наслышке и счастливо жилось.

Когда дочки было 6 лет, они расторгнули свой брак. Причиной расторжения брака Наталья называла пьянство Бориса и буйство его в нетрезвом виде. Хотя по истечении расторжения брака стало ясно, что у него произошел роман с ее подружкой, и от ее любимого представители сильного пола ушла жена.

Борька перебрался жить к своим родителям, Наталья с дочкой осталась в собственной квартирке дожидаться счастья. Но вот не тут-то было! Не спешил Натальин любимый друг создавать еще один брачные узы, иногда заходил на огонек и ничего не должен был. Она проводила вечера в предвкушении телефонных звонков, боясь уйти из квартиры к подругам, родителям или в кино. А он… Он был кандидатом наук, толкал вперед отечественную науку, занимался огромный общественной работой, растил свою дочь, уделяя ей едва ли не все имеющееся свободное промежуток времени.

Бывшая свекровь, наблюдая за происходящим, начала писать письма бывшей невестке, в которых призывала спасти сына от пьянства, от «удава, заглатывающего кролика». И напоминала о дочки, которая уже пошла в школу.

Борис, ощутив свободу, пустился в еще один роман, ходил со своей новой молодой женщиной по старым товарищам, словно доказывая всем и бывшей супруге, для начала, что у него все не по наслышке, что он счастлив и ни о чем не жалеет.

Все бы было не по наслышке, в случае если бы праздничные дни не имели бы обыкновения заканчиваться. Как гром из числа ясного неба прозвучало для него сообщение, что его новая любовь ждет человеческое дитя. Господи, как он запаниковал! Сказать честно, и первая-то дочь ему была не совсем нужна, однако надо же было так случиться, так было положено: женился, роди человеческое дитя. А тут в буквальном смысле слова голова пошла кругом. Да к тому же и отец новой любимой пришел с претензиями, и тоже о женитьбе разговор завел.

Помучился Борис, помучился, ничего не поделаешь. И пошел к старой супруге. А та, исстрадавшись от ожидания другого, устав от обиды на него, приняла экс-мужа, как водилось в прошлом, с ужином, бутылкой водки и распростертыми объятьями. Бывшие муж и жена плотно поужинали, крепко выпили, длительное время разговаривали. Но ни Наталья про свою несчастную любовь, ни Борис про беременность подружки говорить не стали. Стало ясно это немного позднее, неделей-двумя спустя, когда о случившемся стали говорить на работе.

Тут следует заметить, что обе представительницы слабого пола работали, как принято говорить, в некоем коридоре. Наталья была в шоке. Но к тому времени его отец с матерью дали слово, что переедут существовать в однушку, уступив
детям свою двухкомнатную. Квартира была важнее, чем порядочность мужа, и, «вывесив» лозунг:- «Я знаю, что живу с подлецом», они продолжили свою совместную жизнь.

Сначала это был гражданский брачные узы 2-х бывших супругов, однофамильцев — Наталья не хотела что-то менять, на всякий случай, так как тот, другой любимый представитель сильного пола так и не был охвачен узами брака. Но как только он вдруг женился на «серой мышке», она поняла, что прождала это все промежуток времени напрасно. И они с Борисом вновь расписались. В который раз был классический ужин на троих: Он, Она и бутылка водки.

Какое-то промежуток времени по истечении 2-й свадьбы Борис не употреблял, держался. Потом началось все это же: гараж, шабашки, приятели, стресс на работе. Она с восхищением и гордостью говорила, что, вроде он не напился вечером, рано утром все точно также встанет и пойдет на работу.

Дочь окончательно отошла на задний план и была предоставлена сама себе. Классе в 7 или 8 она вдруг пустилась во все тяжкие, связалась с какой-то дурной корпорацией, ее поставили на учет в детскую комнату милиции. Для того, чтобы разорвать данный порочный круг, отец с матерью на целую четверть отправили крохотную Наташку к членам семьи в другой населенный пункт. Это едва ли не не помогло, но на какое-то промежуток времени отца с матерью успокоило. Вернувшись в населенный пункт, она немного притихла.

Когда Наташка закончила 9 классов, было решено отдать ее на учебу в музыкальное училище. Она закончила к тому времени музыкальную школу, потом ходила на консультации, экзамены, радостно объявила, что поступила. Отец с матерью пригласили своих людей, отметили это важное событие.

Через пару недель Наташка вместе с отцом объехала всех тех, кто искренне радовался за нее, созналась в обмане, просила прощения. В прежнюю школу в 10 класс ее уже не взяли, так как списки были укомплектованы, довелось поступать в другую, где специально 2 сентября создали класс для тех, кто никуда не поступил, и для кого не нашлось мест в своих школа.

Начался еще одной учебный год. Где-то в то же самое промежуток времени Наташка познакомилась с сыном 1-го из начальников Бориса. Он был существенно старше, уже отслужил армию и работал. Отец с матерью приняли решение, что молодой человек отличный и упускать такой шанс не следует. Особенно, что девчонка у них гиперсексуальная, так для чего искать удовольствий в не хороших компаниях, в случае если вполне можно это делать дома. И разгадали им жить бок о бок.

Мужчины бок о бок работали днем, бок о бок подрабатывали вечерами, бок о бок приходили домой. Всех все устраивало. Но в первой половине 11 класса дочь забеременела. Со школой довелось распрощаться. Быстро сыграли свадьбу. Наташка не стала устраиваться на работу. Она обнаружила выход из положения: в сутки выдачи пенсий бабушкам и дедушкам Наташка совершала в месячный обход и собирала с них наличные средства.

И она, и ее отец с матерью были на сто процентов убеждены, что для стариков наличные средства — зло и чем их у них будет меньше, тем будет гораздо лучше для них. Так и было до того времени, тем временем была в добром здравии последняя бабушка.

А у Наташки появился на свет один сын, потом в следующем году — 2-й. Потом ее муж выгнал из дому, заподозрив в измене. Потом дал разрешение вернуться. Потом вновь выгнал.
Юная семья жила в частном доме, доставшемся по наследству зятю от бабульки. Постепенно данный дом поменяли на 4-комнатную квартиру.

А зять, согласно с реалиями времени начал играть на рынке валют и проигрался в пух и прах. На покрытие долгов ушла квартира его матери, их новая 4-комнатная квартира, из которой Наташка с 2-мя малолетними детьми по собственной воле выписалась, и дом в деревушке. Вот потом они расторгнули свой брак и окончательно расстались, а Наташка с детьми переехала к своим родителям.

Но им она не больно была нужна, поскольку Борис и Наталья привыкли существовать в свое удовольствие, ни в чем себе не отказывая. Борис все время хотел жить так, как жил до этого. Пьяного его внуки боялись, начинали плакать, Он приходил в бешенство, и в который раз стресс необходимо было снимать.

Наташку с детьми отселили на съемную квартиру, она пошла работать в торговый центр уборщицей, так как больше никто никуда ее брать не захотел. Образование 9 классов чрезвычайно редкое в наши дни. На призывы идти учиться в вечернюю школу, было сказано твердое «нет». Наташка меняла работу, мужчин, которые не залеживались на много времени, местообитание.

Последнее из них – деревня рядышком с населенным пунктом, в которой основное количество жителей или наркоманы или осуществляют торговлю наркотическими средствами, как нас информировала местная газета. В деревенскую школу перевели и детишек.

Но семейные традиции сильны: все праздничные дни как и прежде отмечаются с водкой, только лишь в настоящее время мать распивает заветную бутылку с дочкой и ее еще одним сожителем.

И тут начали происходить те вещи, которые обязались бы насторожить любого — у Бориса крепко пошатнулось здоровье. Начали трястись руки так, что он не имел возможности донести ложку до рта, расписаться или собрать мелкие предметы. Довелось идти в поликлинику, ложиться в неврологию. Вердикт медицинского работника был один: не употреблять ни разу, ни при каких условиях. И он пить перестал!

В доме прекратились скандалы, поиски бутылки или наличных средств на нее, он набрал вес, стал заниматься домом и дачей. Правда у Натальи тоже начался еще один этап жизни: девичники стали ежедневными, она или куда-то уходила и возвращалась пьяная и счастливая, или собирала подруг у самое себя. Результат был все время один и такой же — она стала напиваться. От случая к случаю с гордостью рассказывала, что Борис ей «купил бутылочку коньяка по проезжей части из гаража, и я ее выпила. Так хотелось почувствовать самое себя представительницей слабого пола».

На призывы остановиться она не реагировала — ей это нравилось. Борис не употреблял два года, а потом, глядя на супругу, сорвался и стал пить больше прежнего. Не могли помочь уговоры, напоминания о прежних друзьях, которые все к тому времени ушли из жизни, благодаря пагубному увлечению. Вернулись скандалы. Были забыты совместные ужины.

Они сначала разъехались по разным комнатам, потом Борис ушел к матери. Его маму до конца своих дней совершенно искренне считала, что пьяный человек есть тот, который не может быть стоять на ногах, а ее сыночек все же не такой! И систематично выдавала наличные средства сыну для поправки здоровья. Бориса попросили с занимаемого места за пьянку, он, лишившись зарплаты, стал пропивать ветеранскую пенсию матери. Его маму покинула
данный шар земной на 86 году жизни, прожив последние пять лет в некой квартире с вечно пьяным сыном

После гибели свекрови Наталья была вынуждена общаться с супругом, готовить ему еду. Соседи просили следить за ним, так как он, напившись, мог открыть воду и не закрыть кран, открыть газ и не зажечь его. Как-то уехав на дачу и не зайдя к нему только лишь один день, она обнаружила его, лежащим на паркете в коме. Как потом стало ясно, у него произошел инсульт. Борис пролежал неделю в интенсивной терапии и скончался. Ему было 52 года.

Теперь вдова рассуждает на тему «Горячительные напитки – это зло», и строит планы на будущее. Судьба внуков в эти планы не входит.

Ольга Магаева


Статья была опубликована в категории Женские новости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *