И В МОЕ ОКОНЦЕ ЗАСВЕТИЛО Солнышко

В ранней юности случилась у меня трагедия. От ножа сельского хулигана был смертельно ранен и умер мой любимый. И осталась я, бескрылая, с потерянной душой. Шли годы. Встречались молодые люди: кто-то широким жестом дарил цветы, духи и делал предложение руку и сердце. Кто-то хвастал автомобилем и сберкнижкой, а кто-то должен был до конца своих дней на руках носить и, как в деревушке у нас говорят, ноги мыть да воду пить.

Но что-то останавливало меня в самый решающий отрезок памяти. И случалось это в большинстве случаев опосля того, как я в мыслях представляла претендента на мою руку и сердце мелькающего у меня перед глазами каждое утро, вечер… А все же придет к тому же и ночь, и необходимо быть со своим избранником нежной, любящей, ласковой.

Одним словом, не всякая водица для питья годится. Нет, я не была привередой, и «синим чулком» никто меня не считал, только лишь, видать, счастье мое улетело вместе с юными годами. И оставила я всякую надежду найти свою половиночку.

Почти все имеющееся промежуток времени посвящала любимой работе в школе. Дети — моя любовь неугасимая. Такие веселые человеки — и все нуждаются во мне. Вот вам и кружилась с ними до вечера, для того, чтобы приглушить тоску по несостоявшемуся семейному очагу, заботам о своих ребятишках.

Потихоньку стала свыкаться с ролью старой девы (фу, какие противные слова!), но никак не имела возможности смириться с жалостливыми рассуждениями моей подружки про то, что существовать в одиночку, что полынь жевать.

Я, понятное дело, по-хорошему завидовала ее вечной кутерьме с непоседливыми ребятишками, мужем, который был у нее четвертым и самым беспокойным ребенком. Но я ни разу вслух о таком никому не говорила. Боялась в том числе мыслей про то, что чрезвычайно хочу, для того, чтобы кто-то меня ждал, и по ночам бы было к кому бежать на цыпочках и прижимать к груди горячее тельце плачущего малыша.

Но вот как то раз я увидела Его. Как и я, потерянного, одинокого, мечущегося от безысходности. Не знаю, чем не угодил он своей супруге, но по истечении ссоры она забрала детишек и укатила к дальним членам семьи. К тому времени, когда мы завели знакомство, его Валентина гостила «на стороне» уже в пределах года, мужа на порог не пустила, когда он предпринял попытку повидать ребятишек.

Разобидевшись, разозлившись, он принял решение потом устраивать свою персональную жизнь, кроме того самым спешным порядком. Я это угадала и, слава Богу, что сразу дала понять, что чужой бедой и размолвкой не смогу воспользоваться. Какое количество одиноких сердец терпит крушение в такие вот минуты. Но я сумела удержать Сашу от рокового шага. Написала родителям той представительницы слабого пола и попросила прийти на выручку супругам наладить свои отношения.

Прошло некоторое количество недель. В один из выходных дней увидела из окна смеющегося Александра среди своих детей и улыбающейся Валентины. Погасив улыбку, он украдкой все же бросил взгляд на мои окна, но, заметив мою фигуру, отвернулся. Затем, спустя некоторое промежуток времени, позвонил мне и сбивчиво предпринял попытку поблагодарить меня за помощь и возвращение в семью. Я слушала его родной голос и тихонько плакала. Так на всю жизнь распрощалась с мечтой о настоящей любви.

Как-то получила письмо от давнего друга раннего возраста, который вспомнил обо мне, как мне показалось, не только лишь с целью «привета-ответа». От него ушла жена. Растет сын, но встречается он с ним строго по графику. Знакомства с другими представительницами слабого пола Аркадий заводить не желает — возраст не тот, к тому же осколки семейной трагедии все к тому же ранят душу, сердце. Нужна я — именно та, которая в свое время втихомолку вздыхала о нем и, быть может, искорка симпатии к тому же сохранилась, к тому же теплится, все же у нас столько общего, похожего…

Поняла я, что плохо Аркашке без семьи, без мечты, забот о сынишке, но станет ли легче, в случае если буду замечен в его жизни я, которую он забыл практически на двадцать лет?

Пригласила к себе в гости. Готовилась к его приезду так, как будто что-то должно принять решение важное, что изменит мою жизнь в корне. В том числе в косметический кабинет сходила и новую прическу сделала.

Встреча наша, к сожалению, не состоялась. С трудом заболел сын Аркадия, и он, бросив все дела, кинулся на другой конец страны спасать свою кровиночку. Выходит, уже во 2-й раз беда примиряет и объединяет поссорившихся супругов.

Судя по открыткам и редким телефонным звонкам, у моего друга раннего возраста все в настоящее время в норме. В том числе гораздо лучше стало, чем было в прошлом, и в каком-то из писем Аркадий признался, что в случае если бы не мои увещевания, советы, их союз с подругой жизни мог бы и вовсе не сохраниться.

Так вот я и стала ангелом-хранителем и спасителем чужих семей, поскольку и в школе мои коллеги то и дело обращались ко мне за помощью, когда в их семьях появлялись тревожные симптомы разлада и расторжения брака.

Знали бы мои подружки, что я сама скорее всего ни разу бы не поступила так, как я в большинстве случаев советовала. А «приписывала» в этих случаях самое простое и, я склонен думать, что, безотказное средство: в ссорах не размениваться на мелочи и уступать в малом, отвоевывая свою точку зрения в главном. Советовать все время с легкостью, а вот исполнять? Но кто бы мог подумать, но, а мои рекомендации почти всем могли помочь. Только для меня одной нигде не было верного совета — как найти свою единственную половиночку?

…Владислав ушел из семьи опосля того, как жена сказала, что появилась в ее жизни реальная любовь. Дочери уже взросленькие, заневестились, поэтому без необычной родительской опеки обойдутся. К матери они будут и останутся ближе, родней, ну а отцу гораздо лучше бы «не мешаться под ногами». Хотел в горячках с детьми откровенно поговорить, но, заметив с их стороны какую-то непривычную отчужденность, остыл, сник, ушел в самое себя.

Через полгода жизнь с Леной стала являть собой каким-то нескончаемым черным днем. У девчат — свои интересы и увлечения, у жены — тайные свидания и вечное раздражение от невпопад сказанного слова, улыбки, жеста. Видит Бог, он старался сохранить свой семейный очаг. Но как же изменился он за эти черные шесть месяцев. Что-то надломилось внутри него, и куда делись уверенность, спокойствие, желание быть рядышком с Леной. Он замкнулся в том числе для приятелей, своих людей. И лишь как то раз, на праздничном дне, встретив друга и угостившись свежим пивком, Владислав признался ему, что на личном фронте у него полное поражение.

— А ты найди другую, — посоветовал друг и здесь же предложил с
десяток кандидатур своих разведенных своих людей и вдов, тоскующих без мужской ласки и поддержки.

Засмеялся Владислав, горько и безнадежно махнув рукой, сказал:

-Не мальчишка, чтоб смотрины устраивать. В случае если и найду кого, то раз и на всю жизнь. Да для того, чтобы моя и ничья была!

После того памятного праздничного дня мы и завели знакомство. По стечению обстоятельств. Я ехала к родным в населенный пункт, а он — по своим делам по такому же маршруту, и оказались наши места

рядышком. Разговорились. Длительная поездка каким-то чудесным образом к откровению располагает. Рассказывал он о себе так, как будто на исповеди был в церкви у батюшки. Разбередил душу, какой-то потаенный уголок внутри нее отозвался острой болью понимания, сочувствия и доверия.

Наши встречи были, как сон, наполненные тихой радостью узнавания друг друга, счастливым ярким светом глаз, бережным касанием горячих рук, нежными поцелуями, от которых у меня, как в далеком девичестве, слегка кружилась голова, и голос становился певучим и глубоким, а сердце, как на качелях, то взлетало вверх, замирая от блаженства, то стучало часто-часто, боязливо предупреждая, что все хорошее в свое время да кончается.

Заболел мой Влад. Длительное время скрывал от меня свои болячки, к медицинским работникам не обращался и как то раз «скорая» увезла его в реанимацию. Не жена, не подружка — кто же я ему? И как прийти на выручку выкарабкаться из беды, в случае если данный нелепый барьер стоял между нами, и необходимо было объясняться с медсестрами, лечащим медицинским работником, почему мне необходимо в обязательном порядке быть со своим любимым рядом. Но участковая наша больничка и вовсе не такое видывала. Посудачили больные, медперсонал, посплетничали в городке сельского типа — на том и затихли.

После выздоровления мы свои отношения оформили в ЗАГСе, а через некоторое количество недель к нам в гости наведалась младшенькая Владислава. Завели знакомство и как-то с ходу друг дружке понравились. Лидочка — старшая дочь — вошла в наш дом, уже будучи невестой бок о бок со своим избранником. В настоящее время они — частые и желанные гости у нас.

Все бы не по наслышке, да последние несколько лет донимает нас телефонными звонками Лена — 1-я жена Владислава. Трудно ей живется с дочками, непросто и с Николаем, который давно ушел из семьи с целью их первой любви. Но что-то, видно, прогорело у них. Опомнившись, кинулась вдогонку за утраченным счастьем, а оно, как жар-птица, в настоящее время в моих руках, но намного более всего — в моем сердце. Тревожится оно, волнуется, но я виду не показываю, хотя Влад догадывается, чего я наиболее боюсь.

Ради дочек любимых он готов на все, но будет ли это «ради» не во вред семье, которая дала такую трещину? Ответ на столь мучительные вопросы даст сама жизнь, наши с Владом чувства. Пускай говорят, что одним куском не наевшись, другим подавишься, я все точно также верю в свою счастливую звезду. Благодарю судьбу за то, что есть у меня мой Влад, и встретился он мне именно в случае, если и ждать уж перестала. Такой подарок «госпожи удачи» больше всего дорог и ценен, посему его беречь его и дорожить им я буду пуще жизни своей.

Антонида Бердникова
Город Нефтегорск, Самарская область.


Статья была опубликована в категории Женские новости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *