Про Фирочку, Изю и поворот судьбы

Что ни говори, однако у каждой среди нас случаются в жизни поучительные моменты, осознавая которые, мы созреваем. Вполне можно сказать, опыта набираемся, и выводы про свое существование правильные делаем. Но уж тем более не по наслышке, в случае если мы правильные выводы делаем, учась на чужих историях, а не на своих собственных. О чем я? Вот история, которую я никогда не забуду большое количество лет.

Когда-то я жила в еврейском квартале населенного пункта Кишинева на улице Жуковского. Это на небольшом растоянии от парка Святого Чел Мари (Стефана Великого). В нашем квартале люди неординарные проживали. И самые необычайные истории там происходили, кроме того для их участников вроде как, как бы, как трагедия, а в случае если с другой глянуть, значит и от смеха вполне можно надорваться.

В смешливом нашем дворе случилась одна история: романтическая драма, трагифарс, драмкомедия – как хотите, так и называйте! Жила внутри него Фирочка, она же Фира Соломоновна. Размером Фирочка была с привлекательного слоника — метр на метр. У нее был супруг, Изя — хиленький, тщедушный такой, невысокого росточка, но лучший из лучших сапожник сплошь квартале. Сидел он в уголке двора и все тюкал-тюкал молоточком своим, выполняя высокого класса работу.

Прожили они с Фирочкой длинную, едва ли не счастливую жизнь. Благодаря своим умелым рукам, Изя к белой булке уж на баночку икры зарабатывал. Короткими ножками своими ежедневно семенил Изя из дома в свой угол, а затем до сегодня, с работы домой. Это устраивало «малышку» Фирочку. А, когда в конце ХХ века супругу ее исполнилось целых 56 лет, она приняла решение пожалеть супруга — он же у нее ни одного раза не был в отпуске.

Фирочка страстно и рьяно захлопотала. Все куда-то бегала. С кем-то договаривалась. И тут в ее руках путевка на море в Одессу. Все для любимого! Пусть поотдыхает. Пусть наберется сил главный семейный добытчик. Он заслуженно получил отдых!

Все свои размышления, намерения и думы насчет своих хлопот об Изе — золотом работнике — Фирочка подробнно расписывала всему двору, вкладывая в те исповеди всю имеющуюся огромную душу. Благородство ее королевского поступка поднимало, будоражило и волновало интерес дворовых товарок. Они восхищались ее поступком. Добрая представительница слабого пола! Молодец! Фирочка — умница! Ее широкая душа не знает границ! Бог ее в обязательном порядке вознаградит!!!

А Изя никак не соглашался покинуть любимую работу и свою самую дорогую и драгоценную Фирочку, оправдываясь тем, что трудно в отсутствие сапожника будет населенному пункту. Длительное время, ох как длительное время сапожник сопротивлялся, но Фира победила! Будучи послушным супругом, Изечка все-таки отъехал на отдых, практически на 24 дня оставив город и любимую Фирочку.

Но что это?! Уже и 34 дня прошло. Уже и два месяца оказались на исходе, а супруг и сапожник так и не появлялся. И тут приходит телеграмма, которую читал весь еврейский квартал. Было сообщено внутри нее, что Изя Фирочку как и прежде любит, но не вернется, ибо им завладела реальная страсть. Его сердце заняла одесская княжна, некая Рахиль. «Могу приехать за… Нет, вещи не нужны, в случае если только… бритвенные аксессуары заберу, — письмо от Изи звучало приговором, —
Приеду с тобой проститься, Фирочка. Не обижайся, но следующие 56 лет буду проживать со своей молодой подругой жизни в Одессе-маме».

Возгласы и причитания, каковые вылила душа Фирочки, слышал весь Кишинев. Вроде как — все сочувствовали. С другой — такого забавного спектакля ни один заслуженный театр не выдаст. В том числе заплатив огромные наличные средства, таких речей не услышишь. Фирочкины причитания:- «Тюкал бы и тюкал себе молоточком. И чего я его отправила отдыхать? Для чего я это сделала? Мой тюкальщик баночку икгы (икры) довольно часто приносил. Вкусную кгасную ихгу (красную икру), я ее ложками кушала. А тепекгь (в настоящее время) нет тюк-тюк, нет сапожника, нет икгхы (икры) и супгуга (супруга) тоже нет. Гогход (город) в отсутствие гокгошего (старого доброго) мастегха (мастера) остался. И я одна».

И ровно в следующем году приехал в прошлом супруг Фиры, Изя Хаймович, сапожник, но уже не в коротких замарашкиных штанишках. Он и походку изменил, и шарканье его куда-то улетучились. Как с картинки сошел – явился он лондонским денди. В том числе в шляпе. Новая жена до конца его переделала. Приехал навестить, так как, не смотря на Рахиль, Фирочка была не чужая — сердце болело за нее.

Долго бы Фирочка расстраивалась тому нежданному обороту всех непредвиденных событий в ее уже, ставшей горькой жизни… Но, как принято говорить, не бы было счастья, да несчастье помогло. На Фирочку квадратной формы, но доброй души, свой яркий глаз возложил один незаметный как может показаться, но чрезвычайно в том числе благополучный еврей, недавно схоронившей свою преданную женушку. Фиру ему будто сам господь подарил. Все у них как-то само по себе и чрезвычайно слаженно скомпоновалось. И слов долгих не было, и особенных ухаживаний не понадобилось. Вот так разом скрутила судьба их души, сложив добрые отношения между бывшими приятелями своими. Как в сказке потянулись они навстречу друг дружке…

А историю эту я вот по какому поводу взялась рассказывать. Вполне можно было не один месяц над подробностями Фириного прежнего горя веселиться, но мы же не изверги и не садистки какие. Нельзя потешаться над несчастьями других. Сами судите — кто бы сказал, где кто потеряет, а кто найдет? Вроде как – «не дай Бог», с другой – «Бог дал». А с 3-й стороны – Зайд Гизынд! (Всем здоровья).

Вот и получалось, что в моей истории каждый герой получил при расставании свое счастье: сапожник – Рахиль, и Фира не лишилась подарка судьбы – она в ближайшее время приобрела себе нового Изю, правда не сапожника, а рыбника Фиму, вполне пригодного для проживания. Значит, и расставаться нужно умеючи, себе и людям жизнь не испортив.

Людмила Фельдблит


Статья была опубликована в категории Женские новости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *