Звонки по телефону

Она звонит мне днем и в темное время суток, на работу и домой, на все вполне вероятные телефонные аппараты, от звонков которых я уже вздрагиваю. В первую очередь она просто напросто молчит, но я не сомневаюсь, кто затаился на другом конце телефонной линии. Она – это моя бывшая подружка, моя бывшая любовь, бывшая жена, просто напросто – бывшая.

Когда-то она была не в прежнее время, а в настоящем. Мы завели знакомство в веселой компании, где она покорила всех своим весельем, смехом, красотой, жизнерадостностью. А, когда она уделила основное внимание мне, я не мог знать, куда деваться от счастья. И счастье было, такое безудержное, взахлеб! И ночи без сна, и звезды, и цветы, и томление от нестерпимого желания близости и первые робкие прикосновения, и экстаз обладания.

Если в мире существует любовь и счастье, оно поселилось вместе с нами, когда мы обживали наше первое «гнездо» — съемную квартирку, с обшарпанными стенами и протекшим потолком. Стоит отметить, в таком случае нам казалось, что нет чудеснее места на нашей планете, так как мы были молоды, влюблены и счастливы.

Она украшала дом, любовно строила его, создавала уют, и все спорилось у нее в руках. Я был добытчиком, пытался выследить и убить своего «мамонта», для того, чтобы принести его и сложить к ногам любимой. Ссорились ли мы в таком случае? Не никогда не забуду, но прекрасно никогда не забуду, как мы мирились! Это было лучшее из лучших промежуток времени в моей жизни.

Шли годы, «мамонт» становился все увесистее и жирнее, его уже трудно было притаскивать одному. Обшарпанные стены в съемной квартирке превратились в обтянутые шелком панели в загородном доме, но уже под правлением не моей любимой, а опытных дизайнеров. В детской комнате комичные игрушки сменил компьютер и куча аппаратуры, а затем комната, ,кто бы мог подумать, опустела.

Да и она перестала тратить промежуток времени на выдумывание вкусных ужинов и ожидание меня вечерами. Возникли ранее не известные занятия – фитнес, косметолог, парикмахер, стилист и т.д.. В настоящее время меня встречала домработница, подавала похожий на казенный, какой-то пресный ужин, включала телевизор и уходила. Ближе к ночи в комнату для гостей врывалась она и радостно рассказывала, как прекрасно провела день, какие ранее не известные тряпки пополнили ее гардероб, и что сказала, увидев новое кольцо, ее «заклятая» подружка.

Даже не поинтересовавшись, звонили ли дети, как и что у меня, она бросалась к телефонному аппарату и допоздна обменивалась какими-то непонятными новостями неизвестно с кем. Все вопросы, которые стали обсуждаться – это куда мы поедем на сей раз, какое количество я выдам ей на расходы. Раз она вдруг становилась ласковой, обнимала и целовала меня, я точно знал, что в конце последует еще одна просьба. Нет, я ни в чем ей не отказывал – я как и прежде любил ее… или память о ней, о той, как раньше.

Только где-то внутри души меня начинал точить червь сомнения – а для чего я ей нужен? Неужели только, как толстый кошелек?? Как то раз, улучив отрезок памяти, я как раз задался вопросом ее о таком. В ответ, гневно сверкнув глазами, она высказала свое возмущение до глубины души, сказав, что любит меня, что верна мне, что я ей дорог как и прежде причем даже не говоря уже о том, что. Мне так хотелось верить,
и я верил.

Наши дети выросли: дочь вышла замуж, а сын учился за рубежом. Она как и прежде была молода – пластические операции, курорты, уход за собой.… Выглядела она отменно и точно так же приковывала к себе взгляды представителей сильного пола. Мне было приятно появляться с ней в обществе, особенно, что она умела самое себя подать, была неглупа и остроумна.

Собственно, так бы жизнь и не прекратилась.… В тот злополучный день я самое себя почувствовал чрезвычайно плохо — сердце и в прошлом побаливало. Секретарша вызвала медицинского работника, сделали укол, на первый взгляд все нормализовалось. Но первый раз за большое количество лет, я принял решение отложить дела и вернуться домой пораньше. Предвкушая, какой это будет сюрприз для нее, я не предупредил заранее, а заехал в торговые центры, купил вино, цветы, ту безделушку в некоторое количество карат, о которой она рассказывала мне уже какое-то промежуток времени, и тихонько вошел в дом.

Она сидела в комнаты для гостей, спиной к входной двери и болтала по телефонному аппарату.

— Что ты, милый?! Понятное дело, я люблю тебя 1-го! – услышал я причем даже в первую очередь не понял, решив, что она увидела меня и обращается ко мне.

— Ну, о чем ты говоришь? Ты ревнуешь, счастье мое?? Как это глупо с твоей стороны! Ты же понимаешь, что без этого моего «кошелька» нам трудно будет. Погоди немного, я уже знаю, как раскрутить его на немалые средства! А затем я буду только твоя!

Я замер у порога… Цветы с легким шуршанием упали на пол.

— Я ни разу никого не любила, как тебя! – продолжала она.

Сердце как будто сжало когтями, в глазах потемнело.… Очнулся я в больничной палате, и для начала я сделал – попросил не пускать ее ко мне ни разу.

Больше я ее не видел. Адвокаты уладили бракоразводные дела, купили ей квартиру, перевели на счет наличные средства. Претензий на большее она не заявляла, так как вполне может быть вести едва ли не прежний жизненный стиль.

Но она постоянно звонит… Звонит днем, и в темное время суток, старается что-то сказать или просто напросто плачет. Почему я не сменил телефонные номера? Не знаю, скорее всего, я ей благодарен, что она в таком случае все-таки вызвала «неотложную медицинскую помощь». Значит, осталось внутри нее что-то человеческое, а, быть может, память о нашей прошлой любви.

С.В.


Статья была опубликована в категории Женские новости.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *